Надир-шах в Куруше

 

                                                              Надир –шах в высокогорном Куруше.
 
Как мы уже говорили, курушцы, как и многие жители союзов сельских общин Самурской долины, веками поддерживали тесные торгово-экономические связи с Ширванским вилайетом. Полити­ческая и военная обстановка в Ширване, несомненно, отражалась на благополучии жителей долины. В свою очередь Ширванским ви­лайетом управляли в основном наместники иранского шаха. В нача­ле XVIII века Иран переживал глубокий экономический и поли­тический кризис, вызванный чрезмерной эксплуатацией трудового народа, а также коррупцией и разложением шахского двора. Поэ­тому по всему государству, включая и Закавказье, прокатилась вол­на антишахских волнений. Антииранские выступления прошли и в Джарах, и в Цахуре, и в Ширване.
Летом 1721 года Ширван был взят горцами под предводительс­твом Хаджи-Давуда Мушкюрского, Сурхай-хана Казикумухского и уцмия Ахмед-хана. При этом были изгнаны и истреблены ставлен­ники шаха. Власть в Ширване до 1728 года находилась в руках Хад­жи-Давуда. В 1728 году честолюбивый Сурхай-хан сумел путем инт­риг с помощью Турции отстранить от власти Хаджи-Давуда и стать ханом Шемахи.
Все это происходило в условиях ослабления военной и поли­тической мощи Ирана. В 1726 году на военную службу к шаху Тах­маспу поступил будущий лидер страны Надир-кули. Происходив­ший из племени туркменских афшаров кырхлы, он был известен как талантливый полководец. В 1689 году у выходца из этого племени Иман-кули родился сын Надир-кули, что в переводе с персидского означает «редкий раб». Дальнейшая его судьба показала, что это был действительно редкий, необыкновенный человек, своей жизнью вполне оправдавший свое имя. Надир-кули от своих сверстников отличался смелостью, дерзостью и, самое главное, умением сплотить людей вокруг себя ..
Постепенно Надир сумел укрепить военную мощь Ирана, отвоевав земли, отошедшие в свое время к Афганистану. Одновременно волевой и энергичный Надир подчинил своему влиянию слабого, бездарного шаха Тахмаспа. Вдохновленный победами, в июле 1730 года Надир решил вернуть в подчинение Ирана Ширванский вилайет и отправил к Сурхай -хану представителя с предложением подчиниться Ирану, за что он обещал ему власть над Ширваном, Таркинским шамхальством и над всеми горцами.
Однако непоследовательный и своенравный Сурхай-хан не принял предложение Надира. Убив его посланника, он ответил: «Я завладел Ширваном саблями лезгинских львов». Дерзкий поступок Сурхай-хана вызвал гнев Надира, и он решил наказать этого амбициозного человека. В ноябре 1734 года Надир без боя взял Шемаху, столицу Ширвана. Сурхай-хан сбежал в Дагестан и кратчайши¬ми горными тропами добрался до Хосреха. Тогда Надир в погоне за Сурхай-ханом с 12-тысячной армией через Кубинский уезд прибыл в Дагестан. Всюду, Где ступали его воины, они сеяли смерть, разорение и разрушение сел. Наводя ужас, Надир прошел по Магу-дере через селение Чирах и захватил Кумух. Но и на сей раз Сурхай-хану удалось со всей своей семьей бежать в Аварию.
Несколько дней Надир оставался в Кумухе, захватив все сокровища и имущество Сурхай-хана и его родственников. Затем, разграбив его дворец, Надир вернулся обратно через Самурскую долину. Когда кизилбаши (так называли иранских воинов кавказцы) подошли к Ахты, их ожидал сюрприз. Непокорные жители Ахтов, разрушив мост через Самур, сами укрепились в крепости. Ценой неимоверных усилий в течение дня надировцы восстановили разрушенный мост и к вечеру переправились на другой берег.
Осмелившихся сопротивляться рассеяли, часть их воины Надиpa убили, а часть подвергли жестоким истязаниям. Некоторых шах в порыве гнева наказывал даже самолично.
 
Отослав имущество и обоз из селения Ахты по мискинджинской дороге через Шахдаг в Кабалу, Надир сам двинулся по очень узкой хачмасской (имеется в виду не Хачмас Кубинского уезда, а селение Хачмас, расположенное недалеко от Куткашена) тропинке и с большими лишениями 3 октября 1734 года доехал до Куткашена. Дорога в Шахдаг пролегала только через Куруш и тропинка, ведущая в Хачмас, тоже проходила по Курушу.
Когда Надир уехал из Дагестана, кубинцы, лезгины Самурской долины и кюринцы, объединившись, напали на крепость Худат Кубинского ханства и захватили Гусейн-Али-хана, сына Султан Ахмедхана, который, будучи ханом по назначению Надира, проживал там. Плененного держали в крепости до тех пор, пока он не был освобожден прибывшим в Худат шахским правителем Дербента.
В 1735 году Надир узнал о приближении к Дагестану крымскотатарских войск. Разъяренный Гроза Вселенной, несмотря на глубокую осень (конец октября), решил организовать второй поход в горы Дагестана. Перейдя через Алты-Агача, «страшный» Надир прибыл в Табасаран - в Магу-дере. Отправив из Дере-магала под при смотром своего сына Риза-кули Мирзы грузы, не удобные для горного похода в Дербент, свое войско он разделил на три отряда. Сам лично он возглавил первый отряд и отправился на Будуг и Хиналуг. Второй отряд, численностью 6 тысяч человек, был направлен наказать докузпаринцев и ахтыпаринцев, а третий - отправлен в кюринское село Кабир, чтобы преградить путь беженцам из Ахтынской долины.
Учинив в Южном Дагестане настоящий погром, истребив множество людей, разграбив и разорив села Самурского вилайета, Кюри и Табасарана, Надир 11 ноября прибыл в Дербент, затем двинулся в Кази-Кумух, а оттуда направился в сторону Акуши И награбил там много скота и взял в плен немало людей. Докузпаринцы были вынуждены доставить ему 1000 лошадей. На этот раз Надир через Дербент прибыл в Кубинский уезд и уже оттуда отправился в Муганскую степь.
При совершении этих двух походов Надир еще не был шахом.
Вернувшись из Дагестана, он созвал собрание почетных старейшин, уполномоченных различных обществ и объявил, что он сумел обезопасить государство от врагов и теперь хочет отойти от государственных дел и отдохнуть. Однако участники собрания единогласно просили его принять корону и престол иранского шаха. Надир удовлетворил их просьбу и в 24-й день Шевваля воссел на престол.
Осенью 1738 года Ибрагим-хан, брат Надир-шаха, назначенный правителем Азербайджана, Армении, Грузии и Дагестана, организовал мощную карательную экспедицию в северный Азербайджан и Дагестан, где антииранская борьба принимала угрожающий характер. Протестовали джаро-белоканские союзы сельских общин, их поддерживали шекинцы и дагестанцы. Как сообщает иранский историк Мухаммед-Казим, по просьбе джарцев и тальцев пришли к ним на помощь из Табасарана, Хиналуга, Докузпары и Ахтыпары около 20 тысяч человек. В бою с кизилбашами горцы разбили их, брат Надир-шаха Ибрагим-хан был убит. «В этот тягостный день, - признает Мухаммед-Казим, - страх перед смертью вселился в слав¬ных сарбазов (так назывались иранские офицеры. - Авт.) и храбрецов. Не дожидаясь смерти, они бежали с поля боя, а лезгинские багадуры (славные войска) убивали кизильбашских багадуров. По небесному предопределению и вечному року такое славное и гордое войско было разбито и побеждено».
Надир-шах услышал об этом поражении и убийстве своего брата, будучи в походе в Индию. «День И ночь, - пишет иранский историк, - ... проводил он В мыслях о мести и наказании жителей Дагестана». В 1740 году большая колонна войск под командованием Надир-шаха двинулась из Кабалинского магала по уже известной дороге через Шахдаг и в начале лета прибыла в Кази-Кумух, Сурхай-хан, акушинский кадий и прочие эмиры из Северного Дагестана пришли к нему и признали его власть. Не сумев покорить аварцев, шах с войском решил зимовать на северной стороне Дербента.
Как видим, Надир трижды был в Дагестане и каждый раз в той или иной форме его поход серьезно нарушал благополучие и мир в Ахтыпаринском и Докузпаринском обществах. Ахтыпаринцы, докузпаринцы участвовали в сражениях с иранскими войсками, оказывая братскую помощь джарцам и белоканцам. При первом походе Надир-шах, возвращаясь из Дагестана, прошел через Куруш по очень узкой горной тропинке и прибыл в Куткашень. Второй раз он отправил 6-тысячный отряд для наказания докузпаринцев. В третий раз Надир, уже будучи шахом, двинулся в Дагестан через Шахдаг по красивейшим летним пастбищам и дошел до Кази-Кумуха
 
Письменных источников о подробностях пребывания шаха в Куруше нет. «По рассказам старожилов селения, - пишет известный ученый, историк Б. Г. Алиев, - раньше в Куруше был камень, где было написано, как пришел в эти места Надир-шах. Сначала он хотел пройти в Куруш через перевал, но не смог. Курушцы оказали завоевателям упорное сопротивление, что было главной причиной возврата Надира в Азербайджан. Отсюда Надир-шах решил повторно совершить поход на Куруш. Теперь он прошел через Кубу по другой долине. На этот раз селение было взято Надиром. Завоевав его, Надир-шах стал расспрашивать о человеке, который организовал ему сопротивление во время первого, похода. Ему сказали, что тот умер. Надир-шах велел показать могилу. Придя на кладбище, он зарезал быка и раздал мясо в память об этом храбром человеке, который, как выяснилось, был курушским юзбаши (старшиной села). Рассказывают, что могильная плита в местности Срар (на кладбище), где похоронен этот юзбаши Куруша, сохранилась до сих пор».
Как рассказывает 80-летний курушец, хороший знаток арабской письменности и языка, Ибрагим-Хелил Ниязов, из рода зангавар, они являются потомками святого Гасан-эфенди, могила которого …….. находится в соседнем с Курушем селении Текипиркент. К чести нынешнего поколения текипиркентцев надо сказать, что они почтительно и бережно ухаживают за могилой святого Гасан-эфенди. Бывая в Текипиркенте, и мы считаем своим долгом……….. и почитать эту могилу.
Ибрагим-Хелил передает версию, услышанную им от своих предков, о том, что после кончины Гасан-эфенди его сын Гьажи Зенги-буба вместе со своим сыном Новрузбеком и необыкновенно красивой внучкой переехали жить в Куруш. Род зангавар - это потомки Гьажи Зенги-бубы. О святости его мы уже знаем.
Во время пребывания Надир-шаха в Куруше ему очень понравилась красавица-внучка Гьажи Зенги-бубы и он насильно забрал се в свой гарем, который был расположен в местности Чадыр ягьай ттул. Однако девушка, воспитанная на чистейших традициях ислама, не захотела стать наложницей Грозы Вселенной, а потому покончила с собой, сохранив свою честь и достоинство.
В Куруше шаху понравились не только красавица, но и неповторимая при рода и особенно вид окружавших село гор. Покидая село, шах назвал высокогорную речку, протекающую по долине, расположенной на высоте 2000 метров, именем своей любимой жены Шахнабат; легендарную гору, возвышающуюся над рекой - Шахдагом, а место, где располагались войска и штаб Надир-шаха, до сих пор местные жители называют Чадыр ягьай ттул («поле, где остановились войска Надира»). Дорога, ведущая через Шахдаг в Азербайджан, проходит по красивейшему ущелью. Это небольшое, ровное плато, расположенное у подножия Шахдага, носит название Шахдюзи.
 
                            Автор: С.К. Диярханов.