Люди, спасшие село

 

 
 
 
                                                                             ЛЮДИ, СПАСШИЕ СЕЛО
 
 
Когда едешь в верховья Самура, по дороге высоко среди горных круч, у самого поднебесья, видны притаившиеся и едва сохранив­шиеся руины домов заброшенных сел. Спят аулы мертвым сном дав­но минувших лет. Это остатки известных в прошлом сел Чах-Чахар, Макар, Худжаяр, У сурар, Гапцахар, Ихирар ... Люди из этих сел ушли на равнину. Одни села прижились на новом месте, другие слились с местными населенными пунктами, навечно потеряв свое историчес­кое имя.
 
А в горах остались руины. В звенящей тишине молча стоят сбившиеся в кучу дома, глядя на путников мертвыми глазницами окон. Когда-то здесь была жизнь, теперь она ушла в другие места. Но еще не стерлись следы былой деятельности их обитателей, ули­цы и дворы поросли травой, на камнях греются ящерицы. Грустно. Никто, наверное, не думает, что в этих развалинах остались тени их предков, эхо их голосов. Не смогли сберечь свои аулы такими, ка­кими они были в веках. Сейчас брошенные аулы и кладбища - за­брошенные учебники истории, утерянные песни, забытые тради­ции ....
Простите нас, древние аулы, нынче вы как глубокая рана на теле Лезгистана!
В начале 50-х годов такая угроза нависла и над крупнейшим в Самурской долине селением Куруш. Да, Куруш был вторым после Ахтов по численности населения селением в этой долине, оставив позади древнейшие села Микрах, Рутул, Шиназ, Мискинджа и др. По экономическому потенциалу Куруш превосходил и Ахты. 
По данным отчета начальника Самурского округа за 1903 год, в Ахтах проживали 5893 человека, Куруше - 5021, Микрахе - 3223, ру­туле _ 3263, Мискиндже - 2526 человек. Населения в Куруше могло бы быть значительно больше, если бы не активная миграция его жи­телей в соседний Азербайджан, происходившая в конце ХУН! века и весь xIx век. Сейчас более 10 тысяч выходцев из этого аула про­живают в Исмаилинском, Кабалинском, Хачмасском и Кусарском районах соседнего государства. Из 300 тысяч овец, содержавшихся в 1903 году в Самурском округе, 100 тысяч принадлежали курушско­му обществу. В отарах Ата Мехти-оглы, Гаджи Идаята Махмуд-ОГЛЫ, ГаджИ Мурсала Асвар-оглы, Шукура Мусениф-оглы, Бешира Маго­мед-Гусейн-оглы и других насчитывалось от 3 до 5 тысяч овец, 50 -100 голов лошадей и столько же рогатого скота.
Село считалось одним из богатейших в этой долине. Вот каким
видел Куруш уже упоминавшийся мною венгерский ученый Мори Дечи, посетивший его в 1902 году: «Село насчитывает 5000 душ и здесь царит несомненное благосостояние, благодаря овцеводству, основанному курушцами на великолепных пастбищах».
Когда в декабре 1952 года было принято постановление прави­тельства Дагестана о переселении курушцев на равнину - в Хасавюр­товский район, нашлись в этом древнем селе люди, не пожелавшие покинуть родные горы. Кто эти люди? Какова их роль в истории Куруша и курушцев?
 
Чтобы ответить на эти вопросы, давайте обратимся к истории
развития человечества. История знает немало примеров исчезнове­ния не только сел и городов, но малых и даже больших народов, ко­торые не смогли выдержать испытаний, выпавших на их долю. Вот примеры, к каким вершинам развития пришел бы Кавказ, если бы не Чингиз-хан, а после Чингиза Тимур. Городская цивилизация, возро­дившаяся было в Дагестане после того, как спала волна арабской аг­рессии, была уничтожена Тимуром. Тимур разрушил город Алмак, имевший 78 тысяч домов, город Кадар, в котором проживало несколько тысяч семей.
Нависла угроза исчезновения над селом, которое, около полутора тысяч лет, выдерживая разные потрясения, стояло и процветало у подножия священной горы Шалбуздаг. Самобытность курушцев _ результат многовекового развития. Наверное, сам Всевышний за­ложил в душу курушцев упорство, а многовековая борьба за выживание сделала эту особенность характерным национально-психоло­гическим свойством курушцев. По свидетельству многочисленных европейских ученых, изучавших Куруш еще в XIX веке, курушцам присущи надежность, трудолюбие, выносливость в любых услови­ях, верность в дружбе.
А переселяться было необходимо: горы были не в состоянии кормить б-тысячное население без отгонного овцеводства. Но часть жителей могла остаться здесь и благополучно вести хозяйс­тво и сохранить свое историческою гнездо. Однако инициаторы переселения настаивали: переселяться должны все, оставление части населения в горах внесет дезорганизацию в это важное го­сударственное мероприятие. Доводы для агитации в пользу пере­селения были разные. «Скалы никогда не отличались щедростью. Единственное, что можно от них получить, - это камни для мо­гильных плит ... », - писал тогда один приезжий писатель. По-дру­гому думали аксакалы Куруша, которые отвечали тому писателю: «У каждой птицы свое гнездо. У нас тоже. Здесь наше гнездо. И за­чем теперь вить его в другом месте? Мы Никуда не уйдем от мо­гил своих предков». «Бунтом стариков» назвал этот эпизод в своей книге уважаемый писатель. Да, к этим бунтарям относились Ри­захан Талибов, Аллахверен Дюгишев, Эскер Алиханов, Юлчи Ма­меев, Рагим Нурахмедов, Римихан Шекерханов, Аладии Алимов, Седри Магомеднебиев, Махмуд Арабов, Надырали Магомедханов и др. Тогда этих людей считали фанатиками, недальновидными людьми.-СеЙчас, спустя много лет, благодарные потомки вспоми­нают их как пророков, которые были твердо уверены, что Родину терять нельзя, ибо, как сказал мудрец, после этого каждому из нас уже нечего терять. Нельзя отделить свою личную судьбу от судь­бы своей Родины!
Большинство курушцев покидали свое родовое гнездо с болью в душе. Моя добропамятная бабушка до последних дней своей жизни вспоминала, как ей было трудно расстаться с родным аулом, где она родилась и выросла, познала первую любовь, растила детей и благо­получно старела.
 Когда мы уезжали из села и последние очертания его раство­рялись в тумане, я еще раз оглянулась на удалявшиеся горы, кото­рые казались обиженными, ведь горы были так добры к курушцам, они всегда защищали нас от ветра, от врага, весной расцветали цветами, изливали родники, а теперь остаются одни, - вспоминала ба­бушка.
К счастью, нашлись в селе люди, которые остались верными своим горам, отцовскому очагу, могилам предков.
Вы думаете, павшие молчат? Нет, - говорили старики, - они
чувствуют все происходящие перемены в родных местах: хорошим событиям радуются, а невзгоды их печалят.
Итак, 17 хозяйств решили остаться в родном селении. Тогда ор­ганизаторы переселения не выделили оставшимся причитающего­ся им от колхоза пая. Однако такая несправедливость не поколебала решимости остающихся. Люди, верные своему родовому гнезду, на голом месте восстановили свой колхоз.,
_ Наше решение остаться в горах всячески поддерживал Идаят Азаев, тогдашний директор Курушской ГЭС, - рассказывает ве­теран, житель высокогорного Куруша Рагим Нурахмедов. По лич­ной просьбе И. Азаева соседние колхозы безвозмездно передали нам 400 овцематок. Во вновь образованный колхоз внесли свое поголо­вье овец и оставшиеся жить в горах семьи. Председателем колхоза былизбран Рагим Нурахмедов, многое сделавший для укрепления хозяйства. Колхоз был назван именем известного общественного и государственного деятеля Нажмудина Самурского. Кстати, это был один из первых актов увековечивания его памяти после реабилита­ции. Через 3 года численность колхозного овцепоголовья достигла 3 тысяч голов, И, что примечательно, курушцы сумели вернуть сосе­дям безвозмездно полученное от них овцепоголовье.
В последующем, когда колхозом руководил Аладин Алимов, сво­бодные эйлаги сдавались в аренду хозяйствам Кубинского и Хачмас­ского районов, и с них ежегодно как арендную плату брали 300-400 голов овец, а для увеличения численности крупного рогатого скота закупили в соседних хозяйствах телок. Стали эффективно использо­вать имеющуюся пашню - в суровых горных условиях собирали по 25-30 центнеров ячменя. Уже к 1959 году колхоз стал образцовым хозяйством, удостоенным переходящего Красного знамени. В ста­новлении и укреплении хозяйства большую роль сыграли Алисул­тан Эскеров, Фархад Качаев, Седри Магомеднебиев, Юлчи Мамеев, Пулат Велибегов, Селим Беширов, Мамедяр Беширов, Бахти Беши­ров, Гусейин Мамеев, Ханахмед Кулиев, Рагим Нурахмедов. После Аладина Алимова плодотворно руководить колхозом продолжали.
 
Ярахмед Алхасов, Ибрагим Рамазанов, Низами Юлчиев и др. Прав­да, сменяемость была частой: горцы не прощали председателям Ма­лейшей ошибки. «Плохой председатель - это камень на шее колхо­за», - говорили старики. Это был не колхоз, а настоящая народная коммуна. Под зорким контролем старейшин хозяйство стало одним из самых экономически крепких колхозов всей Самурской долины. Уровень рентабельности достигал 40 %.
Каждый избранный председатель колхоза оставил свой след в хозяйственной деятельности, что не забыто нынешним поколени­ем. В бытность председателем колхоза Ярахмеда Алхасова впервые за многовековую историю Куруша была проложена автомобильная до­рога Микрах-Куруш. Если представить, что отрезок дороги длиной в 7 километров поднимается на высоту 1 километр, то станет ясно, насколько трудно было прокладывать новую дорогу. На ее строи­тельстве работало все трудоспособное население, вооруженное буль­дозерами, скреперами. С того времени в Куруш стали возить необхо­димые материалы не на лошадях и ослах, а автотранспортом.
Большой вклад в закрепление оставшихся в горах людей и их культурный рост внес Ибрагим Рамазанов, проработавший длитель­ное время директором школы и председателем колхоза. Он добился открытия с 1 сентября 1983 года в Куруше средней школы. Ему при­надлежит особая заслуга закрепления за колхозом специальным го­сударственным актом всех пастбищных земель, расположенных на территории Куруша, общей площадью 15 тысяч гектаров. Бывший председатель, ныне пенсионер Аладин Алимов, является самым по­читаемым аксакалом села, к нему за советом приходят и молодые, и старики. Большую роль в общественной жизни и хозяйственной де­ятельности сельчан, наряду с официальными органами власти, игра­ют старейшины села.
Сейчас коренным образом изменился внешний облик села.
Вместо старых домов с плоской крышей, мазанной глиной, сельчане построили двухэтажные особняки, крытые шифером или оцинко­ванным железом. Пришел в горное село газ в баллонах, быт электри­фицирован, пущена некогда законсервированная Курушская гэс.
Благоприятно повлияли реформы сельского хозяйства на мате­риальное благосостояние курушцев. Расформирован колхоз, и все жители получили свой земельные и имущественные паи. Заметно изменилось отношение людей к своей земле и имуществу. Раньшеколхоз для содержания 3 тысяч овец пользовался зимними пастби­щами далеко в Муганской степи Азербайджана. Сейчас это количес­тво овцепоголовья содержится без отгона, путем рационального ис­пользования летних пастбищ и сенокосных участков.
Жители села содержат около 6 тысяч овец, 500 голов крупного рогатого скота и 300 лошадей. Заготавливают в горах корма, обес­печивая полную потребность имеющегося поголовья скота. Сей­час им не нужно, как прежде, везти скот и другую продукцию для реализации в Ахты, Дербент или Азербайджан. Покупатели сами приезжают к ним и на месте закупают у них мясо, сыр, шерсть. Иногда, как и в былые времена, горцы идут на бартер, обменивая животноводческую продукцию на муку, сахар, овощи, фрукты на взаимовыгодных условиях. В отличие от многих населенных пунк­тов республики, несмотря на роспуск колхоза, здесь производство продукции не сократилось. Подсчитано, что сейчас, как и при кол­хозе, ежегодно население реализует около 100 тонн мяса, столько
же молока.
Все жители довольны своим материальным положением, никто
ни от кого не зависит. Каждая семья имеет доход в соответствии со своим трудовым вкладом. Люди стали работать в режиме самообес­печения и самовыживания. Став хозяевами земли, они начали осва­ивать горные склоны для выращивания нужных им культур. Раньше в селе только 2-3 семьи на небольших участках выращивали кар­тофель, теперь каждая семья имеет свое картофельное поле, выра­щивает капусту высокого качества на 15-20 сотках земли, покрывая полную годовую потребность семьи. Люди, умело подбирая трассу по рельефу местности, орошают свои картофельные поля и сенокос­ные участки, которые раньше никогда не получали воду. Заготовка сена и его перевозка почти механизированы. Если раньше сено пе­ревозилось только на лошадях, то теперь механизаторы водят свои машины и тракторы почти к самым вершинам гор. Такого никог­да не было. Сработала частнособственническая психология. Люди очень благодарны своему сельчанину, главному инженеру Минис­терства сельского хозяйства республики Кагиру Мамееву за помощь по выделению необходимой техникИ. Благодаря ему они приобре­ли очень нужную в горных условиях технику - бульдозеры, экскава­торы, скреперы. Кстати, одним из инициаторов восстановления хо­зяйства в горах был отец Кагира Юлчи-буба.
 
Растет образовательный и культурный уровень жителей села.
Постоянно действует сельский клуб, где проходят вечера отдыха, свадьбы, оживленные дискуссии по животрепещущим вопросам. Люди информированы не хуже горожан, а главное - заняты созида­тельным трудом. Сельская средняя школа - одна из лучших в районе директор школы Эмирага Гаджиев пользуется большим автори­тетом среди сельчан. Несмотря на финансовые трудности он сумел капитально отремонтировать школьное здание, построенное 70 лет тому назад.
 
Курушцы показали, что при всех недостатках реформ их бла­готворные ростки зреют в высокогорном Куруше. Жизнь в горах возрождается. Строится добротная автомобильная дорога Микрах - Куруш. Намечено строительство водопровода Кыр-Кыр-булах
- Куруш: в село начнет поступать чистейшая целебная вода, текущая
из-под священного Шалбуздага.
 
Бывая в этих родных местах, невольно вспоминаешь людей, со­хранивших село от неминуемой гибели. Благодаря их дальновид­ности мы сегодня имеем возможность любоваться красотой гор, ды­шать чистым воздухом, посещать могилы наших предков. Прав был наш известный земляк, доктор Нариман Рамазанов, предложивший поставить памятник тем «старикам-бунтарям», благодаря которым сохранил ось наше родовое гнездо. И каждый раз, когда я покидаю село, меня охватывает печаль расставания, ностальгическая грусть по Курушу, неоднократно возникает желание оглянуться назад, где над облаками под солнцем вырисовывается силуэт села.
 
 
 
                                                                                                                   С.К.Диярханов